Сказка. Невеста-Зима.
28 декабря 2020

В это зимнее утро она была необычайно красива: белое-кружевное платье касалось земли, фата с затейливыми узорами подчеркивала белизну её правильного лица, на нем светились от радости ярко-голубые глаза… И вокруг этой необычайной белизны - эти завораживающие бирюзовые глаза. Они как-будто пронизывали тебя насквозь, окутывали, захватывали и уносили с собой…
Она набирала полные ладошки пушистых снежинок, подкидывала их вверх и кружилась, пока они падали на неё. Я подошел сзади, и коснулся её плеча: «Пойдем в дом, ты замерзнешь».
-Нет, - весело ответила она и рассмеялась, -я «Невеста-зима»!
Звеня колокольчиками, к церкви подъехали белоснежные сани, запряженные четверкой лошадей. Крепкие мужские руки закутали девушку в меха и увезли прочь, по заснеженной зимней дороге.
Но я не побежал за ней, и не стал искать, мне было известно, где она… счастливо празднует бракосочетание со своим мужем.
Я всегда любил её тихо и молчаливо, иногда я думал, что мне достаточно просто быть рядом с ней, слышать смех и ловить взгляд. Но, стоя в церкви не рядом с ней, мне вспоминались слова старого романса «С молодою женой мой соперник стоит!». Сердце сжималось от боли, но было уже поздно, время нельзя повернуть вспять.
 Дома мать утешала меня.
-Она тебе не пара, её глаза как безжизненный лед, в них один холод и смерть, -твердила она каждый день.
Через неделю черная весть пронеслась над нашим городком - «Новоиспеченный муж погиб, его сердце заледенело от холода». С этой новостью, как смрадный туман, стали расползаться, проникая в каждый дом, черные слухи «Это она убила его, она ведьма, всё, к чему она прикоснется, умрет от холода».
Но я не верил в это, украдкой ускользнул из дома и побежал к ней напрямик через заснеженный лес, разделяющий городок от поместья, где жили молодожены.
Я нашел её в саду около кустов красной калины, горевшей огнем на фоне белоснежного снега и белого мехового манто девушки.
-А, это ты?!- казалось в её глазах промелькнула искра радости, - хорошо, что ты пришел.
С нашей последней встречи её волосы и ресницы стали снежно-белыми, на щеках застыли слезинки, а в глазах был страх и отчаяние.
-Он умер, умер… это я отправила его на смерть, я виновата, -она опустила глаза и отвернулась.
-Ты же не знала, что так случится?
-Знала…там, куда я отправила его, умерли мои родители.
Мне вспомнилось, что она была родом не из наших краев, что в одну холодную зимнюю ночь её нашли охотники высоко в горах, замерзшую и голодную. Принесли к людям, священник приютил девочку, так и осталась она жить в церкви до самой свадьбы.
— Значит ты знаешь, откуда ты и что стало с твоими родителями?
- Насколько я помню, мы всегда куда-то шли, по бескрайним снежным полям поднимались высоко в горы, ночевали в пещерах, купались в теплых источниках, но потом пришел холод и заморозил сердце мамы и папы. Знаю, они где-то там до сих пор. И нет мне покоя, пока в их телах живет холод и снег падает на их открытые глаза. Если бы кто-то спустил их тела с гор и дал покоится с миром… это все чего я хотела…но отправила мужа на погибель…видно, то место проклято...и живой человек не должен там появляться. А мне покоя нет и счастья нет, и сердце разрывается от боли.
-Но почему ты раньше об этом молчала? Все думали, ты ничего не помнишь.
-Я помнила, но мне некого было попросить об этом, а после замужества я подумала, что муж не откажет жене в её просьбе…
Она опять замолчала и прошла дальше в сад.
-Я это сделаю, ты для меня дороже всего! Мне важно, чтобы сердце твоё было спокойно.
Она не отговаривала меня, а снабдила в дорогу всем необходимым и нарисовала на бумаге как добраться к ущелью.
 И вот, на рассвете я отправился в пусть, закутанный в теплую меховую куртку с ружьем за плечом, провиантом в кожаном рюкзаке, легкими деревянными санками и надеждой в сердце, надеждой на взаимность.
Я шел по белым полям, спускался в заснеженные овраги, поднимался по крутым скалам, пока к вечеру второго дня не достиг указанного на карте места.
Это было глубокое каменное ущелье, внизу совсем не было снега и по мере спуска вниз я понял почему. Чем ниже я спускался, тем сильнее дул ветер, унося прочь всё, что было на его пути, и сквозь одежду прокрадывался холод, словно множество острых иголок впиваясь в моё тело, проникая внутрь. Уже в самом низу я услышал гул: «Она мояяяя…» слышалось в ветре.
-Она должна прийти самааа…-завывало ущелье.
Я молчал, закрыл грудь руками и пригнув голову, медленно продвигался вперед к своей цели. Всё сильнее холод проникал внутрь, подбираясь к моему сердцу, но моя любовь не давала сердцу замерзнуть, огонь, горевший в моей душе, окутывал и защищал его. Так я дошел до двух тел, стоящих на коленях, их стеклянные глаза были обращены к небу, а их тела и лица остались неизменными, холод сохранил их молодыми.
Мне стоило больших усилий, чтобы их сдвинуть, за годы, проведенные здесь, они вмерзли в камни. Но всё-таки я погрузил их на сани, укрыл оленьей шкурой, перевязал веревкой и двинулся в обратный путь.
Ветер бушевал за моей спиной, крича вдогонку: «Она мояяя…». Но огонь в душе разгорался только сильнее, уже без страха я твердыми шагами возвращался к своей любимой.
Она ждала меня на крыльце так, как-будто и не уходила оттуда, глаза её засветились теплым солнечным светом увидев меня и моё сердце защемило от радости.
Мы похоронили её родителей на церковном кладбище, и она постепенно стала приходить в себя, к весне волосы её снова приобрели золотистый оттенок и всё чаще я стал слышать её заливистый беззаботный смех. Мы обвенчались весной в окружении цветущих деревьев и цветов. Наконец то она была моя - моя Невеста-весна!
 


Ваше имя

Ваш email

Комментарий